Каневский Владимир: "Хотим поднять коллективное хозяйство" best dating places in california scientists against carbon dating gay dating websites wiki ethical indian gay dating in cochin dota matchmaking ranking grindr makerere university dating site who has andrew garfield dating utro dating colin egglesfield mkr dating 2020 dating rules oklahoma state laws on dating christian dating sites england free dating sites in bhubaneswar bartenders dating sam what is considered illegal dating who is speed dave glenn when was radiocarbon dating first used in india best windows dating apps was lea dating cory when he died the dating sites in reno skriv den god and carbon dating australian dating dating sites match making wordpress theme dating maya best dating site for divorced good headline for dating site male shopping Honey for the Billionbear: BBW Bear Shifter Paranormal Romance speed dating nyc over 30
spacer.png, 0 kB

Новый адрес

Новый адрес проекта "Добрые самаряне": samaryane.ru

ВКонтакте

Обновления (RSS)

Авторизация






Забыли пароль?






spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB Реклама
Advertisement
Новости arrow О проекте arrow Самара arrow Персоналии arrow Каневский Владимир: "Хотим поднять коллективное хозяйство"
Каневский Владимир: "Хотим поднять коллективное хозяйство"
09.07.2008

ImageПубликуемое ниже интервью читатель наверняка прочтет с интересом. Материал не является  ни пропагандистским, ни агитационным. Цель его - приоткрыть завесу над тем, чем занимаются люди, и кто они. Итак, знакомьтесь: Каневский Владимир Олегович, житель села Гвардейцы. За информационной поддержкой обратился он сам, так как вокруг его деятельности ходит много слухов. Владимир Олегович – пастор религиозной общины.

- Христианская эпопея моя началась с 2000 года. Услышал, увидел, как грешный друг пришел к Богу. В 2005 году пришла идея организовать реабилитационный центр, помочь наркоманам, алкоголикам. Оформлены мы как фермерское хозяйство. Есть земля, занимаемся свиноводством.

Наша основная задача – показать людям, что можно жить в коммуне. Рассказываем о Боге, чтобы люди поднялись духовно, появились нравственность, мораль.

Центр наш  называется «Возрождение», а за речкой есть еще «Жажда жизни». Мы показываем людям примером, что можно жить и не пить, не курить, не грешить.  Можно трудиться. Хотим поднять коллективное хозяйство, чтобы  дать рабочие места людям. А люди нас боятся как сектантов, будто бы ненормальные мы.

Но мы нормальные. Стараемся помочь населению, чем можем. Это наша задача.

- Вы баптисты?

- Нет, у нас несколько другое направление.  Мы – «неопятидесятники». Если говорить теологически, то идут вначале баптисты, потом пятидесятники, а затем мы.

- Сколько вас сейчас здесь? Откуда вы?

- Восемь человек. Есть из Калинграда, Тольятти, Оренбурга, Москвы. Были из Нижнего Новогорода. 

- Как они вас нашли?

- Мы расклеиваем в городе объявления, а дальше люди сами приезжают. Кто-то узнает о нас от знакомых, друзей.

- Как долго люди здесь живут?

- По-разному, но не меньше трех месяцев. Кто чувствует, что уже поднялся, может жить без наркотиков - уезжает. Мы благословляем их, хотят – пусть дома налаживают отношения. А хотят – пусть остаются, помогают здесь.

- Есть, кому некуда ехать отсюда?

- Были. Брал я как-то бомжей из Тольятти. Но они зиму пережили, прокормились, потом уехали. Но здесь в основном все домашние – у кого есть дома, родители.

- Сколько лет самому молодому вашему коммунару?

- Жил у нас парень из Самары, уехал недавно. Ему 20 лет.

- Хотя они и сами прочувствовали, что хотят другой жизни, но, наверное, трудно им бороться?  Трудно с ними? Как вы им помогаете?

-  Прежде всего, помогает вера в Бога. Мы изучаем с ними Библию. Причем не просто читаем от случая к случаю, а ежедневно  практически занимаемся. Стараемся исполнить слово Божье. Поэтому Бог очищает их души.

Наркологи мне не верят. Как это? - говорят. Медицина бессильна, а вы излечиваете. Но, независимо от того, верить в это или нет, факт остается фактом.

Я сам – живой свидетель. Сколько лет пил, хулиганил, а пришел к Богу – в один день бросил все. В том числе и матом ругаться.

- А жена ваша где? Дети есть?

- Жена здесь, со мной. Два сына у нас. Старший живет в Тольятти, а младший – здесь, у бабушки.

- Какие средства существования вашего центра?

- Мы живем за счет натурального хозяйства. У нас много свиней,  сажаем огород. Так что питание у нас всегда есть.

- Во дворе много топинамбура. Что вы с ним делаете?

- Планировали проводить первичную обработку, а затем сдавать его государству. Он идет на производство инсулина. Будем искать технологию, чтобы все делать правильно.

- Вы официально зарегистрированы?

- Да.  Как крестьянско-фермерское хозяйство. А еще как автономная некоммерческая благотворительная организация «Возрождение».

Мы хотим, чтобы средства от крестьянско-фермерского хозяйства шли в Благотворительный фонд,  а оттуда – на помощь малоимущим инвалидам.

- В фонд уже идут какие-нибудь поступления?

- Нет пока еще. Мы зарегистрировали его полгода назад.

- Раз у фонда такие цели, к кому вы уже обращались за помощью?

- К нашим борским бизнесменам. Пока отклика не нашел. Поэтому сегодня единственные средства – из нашего фермерского хозяйства. Пока положение в этом плане напряженное, много  работы. Своих сил у нас не хватает пока, а помочь нам никто не может, так как у всех своей работы много. Тем не менее, смотрим в будущее мы с оптимизмом.

Из техники у нас есть свои два трактора.

- Сколько вы земли засеяли?

- Два гектара картофеля.

- Не пробовали обращаться к бизнес-элите Самары, Тольятти?

- Андрей из «Жажды жизни» пробовал. Отклика особого не нашел.

Я хочу записаться на прием к министру сельского хозяйства, может быть, окажут нам какую-нибудь помощь. Например,  в получении кредита на развитие хозяйства.

Я пробовал обратиться в банк, говорят – надо поручителя. А где его взять?! Говорю, - у меня есть залоговая база: дом, свиньи. Бесполезно. Не оформляют.

Пока нам, конечно, непросто. Такой же центр, я знаю, есть под Санкт-Петербургом, у них уже  огромное хозяйство, работают 14 лет. Им и комбайны стали давать, и администрация поверила, что они не авантюристы.

- Как пришла  вам мысль о создании такого реабилитационного центра?

- Мы с Андреем как-то одновременно пришли  к такой мысли. Сами освободились от пороков, почему не помочь другим?

- Гвардейские  жители, желающие исправиться, к вам не приходят?

- Нет.

- А не пробовали с ними работать?

- 8 лет пробую разговаривать. Безрезультатно. Говорят: ты ненормальный, у вас нет креста, икон. Я отвечаю: ну ладно, пусть я ненормальный, но жизнь-то у меня наладилась. А вы (кто пьет) погибаете. Где логика?! Должен же быть интерес в жизни. Надо хотя бы попробовать исправиться, почувствовать, что можно хорошо жить и без водки.

Беда в том, что люди не знают, знать не хотят. И православные свое дело делают, и мы делаем свое. Мы за то, чтобы  каждый пришел к Богу – будь то православная вера или какая другая.

- Откровенно говоря, я не знаю: в чем у вас расхождения с православием?

- У нас нет икон.

- То есть вы отвергаете символику?

- Так Библия говорит: «Не сотвори себе кумира», «Не делай себе никакого отражения» - и на небе вверху, ни на земле внизу, ни в образе человека, ни в образе зверя, поклоняйся Богу живому. Написано, что Бог есть дух. Поклоняться ему должны в душе: делать добро, помогать ближним. Спасает нас Бог живой.

- Вам сколько лет?

-  В июле будет 42.

- Кто у вас играет на гитаре?

- Я играю.  У нас проходят воскресные службы, прославляем в песнях Бога.

- Сколько человек в «Жажде жизни»?

- 5 человек. Там руководит Андрей Алексеев из Тольятти. Я о нем уже говорил. Тоже у него бывшие наркоманы, которые благодаря молитвам освободились от своей страшной привязанности.

- Все же интересно, как вы лично пришли к Богу?

- Сам устал от своих страстей, а покончить со всем не  было сил.  Попросил у Бога: помоги, пожалуйста. Помог, послал мне людей из нашей церкви. А потом уже в молитвах я услышал, что он говорит: а теперь так же помогай  другим оступившимся.  Я все время благодарю Бога, служу ему духовно.

- Исходя объективно из социальной значимости вашей деятельности (исправления наркоманов и алкоголиков), вам, конечно, нужна помощь, в том числе и материальная. Если взять среднестатистическую цифру, то вылечить наркомана в клинике будет стоить  сегодня от 150 тысяч рублей. И то – без гарантии. Вам все-таки имеет смысл установить связи с областными общественными благотворительными фондами.

-  Мне просто не хватает на это времени. Надо ездить, искать, пробивать.  Основная моя задача – заниматься ребятами. Надо и в поле быть. Службы, занятия должны  быть ежедневными.

- К вам не привозят детей богатые родители?

- Привозят. Подержи, мол, у себя их с месяц, может, что получится. Но я не беру на такой срок. Месяц - мало, человек не поменяет мышления.

Денег за людей я тоже не беру. Зачем? Покушать есть что. Важно, чтобы у человека самого было желание встать на правильный путь. Есть у него возможность - какие-то средства несет. Но чаще всего ничего нет. Какие у наркоманов деньги. Одни долги.

-  А вообще вы кто по профессии?

- Радиомонтажник.

- Где ваши корни?

- В Борском. Я внук  Веры Ивановны Ковалевой.

- Получается, что вы – правнук Анастасии Андреевны Смородиновой – единственного в районе Героя Социалистического труда?!

- Да.

- Признаюсь, неожиданно. Вы имеете связь с бывшими подопечными?

- Да, многие звонят, пишут. Сообщают, как наладилась их жизнь.

- Когда люди уезжают от вас, они не связываются какими-либо обязательствами?

- Нет. Ни в коем случае. Если кто-то из них посчитает нужным сохранить тесную связь с Богом, он это сделает по наитию души.

Image 

Источник: газета «Борские известия» (опубликовано на сайте РИА "Самара")

 
Реклама от Google
Материалы по теме
Счетчики
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB